Feb. 26th, 2017

void_am: кот Шредингера (Default)
Примерно два месяца назад увидел одну почти бытовую задачку по теплофизике - плевую, на пару секунд (почти в конце заметки). Однако сопутствующие слова гуманитарного характера (например, как в задаче о тепловой смерти Вселенной, если кто знает) заставили задуматься, заняв практически все свободное от дурацкой работы время. Я не смог найти ответа на смутившие вопросы, но отвечать было интересно, словно разглядывая радужные отблески призмы.

Меня давно возмущает странное двуличие кремлевских - на переговорах наставлять пушку, но продолжать именовать такие переговоры искренними и чистосердечными. Русафобы вроде меня уже давно пришли к выводу, что подобное поведение на внешних переговорах есть продолжение внутренней политики, когда жертве не оставляют ни свободы, ни слова - традиционная атрибутика правления вроде скипетра и державы у тамошних царьков. Теперь эту мысль озвучивает уже правительственное РИА Новости устами своих экспертов-из-табакерки:

Западный переговорщик, как правило, начинает с презентации своих позиций и обозначения того, в чем можно найти компромисс. Однако в российском понимании переговоры начинаются с «артиллерийской подготовки», то есть выразительного (говоря современным языком «ассертивного») обозначения позиций, которых Россия ни в коем случае не оставит. После Россия оказывает жесткое давление на вторую сторону, которое даже может выглядеть как запугивание. На самом же деле все это характерный русский метод тестирования второй стороны, то есть проверка ее силы, выдержки и решимости.


Если партнер поддастся на это первоначальное давление, то потеряет в глазах русских уважение, потому что окажется на месте «заранее проигравшего» слабака и труса. Поэтому попытка Обамы провести «перезагрузку» в отношениях с Россией (в духе полной открытости) закончилась тем, чем должна была закономерно закончиться.

http://inosmi.ru/military/20170112/238512188.html

То есть даже когда надо изменить привычке, так как продолжение быкования грозит совсем неиллюзорными потерями - крахом и смертью - кремлевские не могут остановиться, ради господства обрекая на ничтожество не только себя, а всю свою подчиненную страну. Ведь господство стало их самоцелью, а не способом движения к ней - так они выстроили свою страну, подчиненное общество.
Достаточно стараться решать задачи наименее насильственными способами - и не придется русне жрать хлеб из кормового зерна и подыхать на терриконах Донбасса. Ведь попытки сохранить насилие как часть традиции, "на всякий случай" ведут к его узакониванию в повседневной жизни - со средневековыми пытками "чтоб стал в армии мужиком/в школе послушным учеником/в жизни гражданином".

Казалось бы, очевидно. А если немного перефразировать, в виде "Я знаю, что нужно жителям Россиюшки"? О-о-о, тут же начинается молчаливый ропот "Как? Да он не бывал в Малых Лучках, а советы дает!", "Портянок не нюхал!", "Да он безумный русофоб!" и все такое. И да, действительно, не бывал, не нюхал...
Такое упорство в отрицании элементарных вещей толкнуло меня к парадоксальному выводу: эти жители Россиюшку-то и не знают.

Самое удивительное, что не знают ее не только простые жители, но и правители. Так, в прошлом году в Иркутске отправилось к прадидам в Небесный Сталинград семь десятков человек. Не первый раз в Великой Энергетической Сверхдержаве граждане травятся стекломоем - но их, как скот, отравили метанолом ради одобрямса "по просьбе трудящихся" запрета суррогатного алкоголя, мешавшего наполнять казну и карманы владеющих спиртзаводами правителей. Однако роста продаж не последовало: во-первых, в условиях потребностей современной технической культуры оказалось проблематично запретить спирт, а во-вторых, русне оказалось наплевать, что творится не только с "опустившимися" соседями, но и с ней самой. Ведь алкоголизм рассматривается властями и жителями как приемлемая форма эскапизма, когда бегущему из Россиюшки не надо делать ни-че-го - и ради этой легкости они выпьют самый смертельный яд. Сейчас ихний потребнадзор пытается загадить суррогаты денатуратом, и я догадываюсь, чем все кончится.

Лично для меня этот случай очень примечателен - и даже не потому, что он наглядно опровергает стопятьсот раз слышанные теории майдана от бедности (метиловцы жили и умерли безропотно), или еще более бредовые о "русском возмущении" (никто не записался в ополчение, не купил в военторге танк и не развешал на фонарях хотя бы руководство потребнадзора за ошибочную маркировку стекломоя). Лет пять назад (странно, но я еще жив) я писал о падении в архаику российской идеологии - в основном, рассуждения вслух и для приятелей. Так писали многие, но я почему-то стал читаем ихними пропагандонами - очень странное и не слишком приятное ощущение, когда напишешь текстик, а через два-три дня видишь его идеи в выступлении какого-нибудь думака. Приходится садиться за клавиатуру и объяснять, в чем глупость - а это трудная, долгая (иногда обдумывание простенькой фразы у меня занимает целый час) работа, которую приходилось делать ответственно (ведь от этого зависела судьба не только другой, в общем, не нужной мне тогда, но все-таки страны, а и моей). Уперлось все в автаркию - я объяснял, что в системе, где все заморожено и зазомбированно, даже патриотически настроенных улучшателей нет сил идти против интересов чиновников, становым хребтом этой системы и являющихся. Зазомбировать людей на преданность просто, я бы сказал, легче легкого - но когда после школьных сочинений о фотонных звездолетах человек приходит на брежневский завод, где еле-еле удается сделать план по говну из говна, коммунизм к 80-му году не получается. Пропагандоны же закупающей почти все на стороне страны, ухмыляясь, рассказывали, что в автаркии умники сами родятся и все равно сделают хорошо, других способов жить в шарашке у них нет. Теперь они ищут способы выдоить копеечку из алкозомбаков, а мне приходится объяснять долгопру-цу, как Криворукая Россиюшка надеялась сделать все-все сама, словно он не там жил и сам в это не верил. Молодцы, чо.

Понятно, что чиновные рыла осознают неспособность в технику, и товарищи из компетентных органов сделают на доставании Очень Важной Забугорной Приблуды состояния (впрочем, так же быстро по чесанию пятки и потеряют). Проблема в том, что эти некогда поточные события стали разовыми, а отставание в технологиях или прямой износ труднодоставаемого или непомерно подорожавшего импорта происходит во всех отраслях, а прежние технологии, модели техники или производственные мощности стали неуместными в изменившихся условиях (я обычно иллюстрирую это ракетостроением, но это относится и к авиастроению, двигателестроению вплоть до турбин, ядерной промышленности и уже, пожалуй, к черной металлургии). Вполне возможно, что СССР-2.0 с ненужными и неконкурентоспособными заводами грохнется еще катастрофичнее с гуманитарной точки зрения, чем 1.0.


Причина "незнания России" ее жителями, по-моему, довольно проста и вполне согласуется с моими тогдашними теориями: они стараются жить не в России реальной, а в белой и пушистой виртуальной - в которой плохо не у них (отсюда и "умри ты сегодня, а я завтра"). Скажем, сидит Молот и, видимо, на трезвую голову, пишет в конце 15 года, что преднамеренные обстрелы российскими оккупантами оккупированных городов - это, хи-хи-хи, украинская пропаганда. Это он после мусоровозных минометов, после видео с горловскими градами (три в украинскую сторону, а один по Горловке), после разборов Беллингкэта (и даже моих) пишет, мудила. Словно не в его стране силовики сажают на бутылочку, взрывают автобусы и дома, выгоняют из домов на неделю целыми селами ради мародерно-крушительных обысков. Выжившая при ракетном ударе по рынку российского города Грозный Полина Жеребцова шлет большой еврейский привет мудаку.
А сколько таких "я живу в своей Россиюшке с цветочками и детишками/пивасиком с Зенитом, не мешайте" - не пересказать. Не могу забыть диалог с Ольгой С. " - Жандармы, душители... Это он про Россию сказал!  - А что, где-то есть еще какая-то другая Россиюшка??". Не смейте из-за них нас трайдентами россыпью, не смейте санкций, не смейте корить коллективной ответственностью, не гоните под дубинки с пулями нас и здесь хорошо кормят. Они ждут, когда беда пойдет по их собственным домам.

И что характерно: когда я напоминаю людям язвы Россиюшки - им это не нравится, хотя это они должны об этом помнить и говорить, а не я. Поэтому меня считают русофобом - хотя какая это фобия? Я даже отговаривал одного погоннообязанного гришеньку не болеть ростовским компрессионно-осколочным насморком, когда это понимание еще не стало всеобщим и сам он желал мне иного - его стране в будущем понадобятся руки и голова, хотя надо же чем-то удобрять наши черноземы.

Как там у российского нашевсе (но не у Газпрома) - "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь. Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы или парижские театры и <бордели> — то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство. В 4-ой песне «Онегина» я изобразил свою жизнь; когда-нибудь прочтешь его и спросишь с милою улыбкой: где ж мой поэт? в нем дарование приметно — услышишь, милая, в ответ: он удрал в Париж и никогда в проклятую Русь не воротится — ай да умница.".
За 200 лет нихуя не изменилось - все так же ради слободы и билета в Гейропу перепевают "Клеветникам России" (один даже сказочно бредовый фильм снял), а сами живут в мире говорящих рыбок и прочей русской фонтаздеки.

Живя так, конечно, легко искренне поверить, что российская армия будет градами спасать русскоязычных, что искандеры от санкций смеются и в прочие чудеса.
Белоленточный протест в такой стране мог лишь пытаться определять, что именно является общей проблемой, и то с трудом - но обществу, не видевшему дальше своего носа, это не было интересно, не говоря уже про поумирать на мостовой. А потом нос встретился с бетонной стеной. Желающих виртуально попировать во время чумы это не уменьшило.


Анон подбросил мне прекрасный образчик этой жизни в параллельном мире. Предыстория такова: отцу Сервелатию стало безумно скучно в своем виварии с асоксами, и он пошел в другие днявнички нести свет правды про Гейропу и Зою Космодемьянскую. Там ему напихали панамку - мол, нехорошо жечь дома в разгар зимы, в них ведь и люди живут - и отец Сервелатий дипломатично отплевался. Я только пожал плечами - он давно ебнулся, сейчас это лишь стало заметно, а вскормленные благодаря импортным технологиям Зоеньки и жгли села и без всяких немцев - как заметил комментарий его защитника:

По-нашему слово "дохнут" к людям не употребляют никогда.

И не надо путать сельских жителей начала прошлого века с городскими жителями начала этого. Чтобы их уморить - это надо очень сильно постараться. Особенно, если дом разрушен не прямым попадание 152 мм гаубицы, а обычным пожаром. Спойлер: после пожара остается русская печь (там готовят и прячутся от холода), остается погреб с нямкой, остается много теплой земли где прямо сразу роют землянку.

http://pi oneer-lj.livejournal.com/1654147.html?thread=96984451#t96984451

История последней пары десятков веков, однако, утверждает, что сельские жители вымирали только в путь, была б причина - война, недород, чума или особо суровая зима. Но русские почвенники верят в обратное... Точно так же странны надежды на сохранность печи после пожара - пересохшую кладку печи могла развалить упавшая крыша, мог сдвинуться фундамент, да и просто печь могла быть выложена неправильно.

Но самое главное - печь работает за счет создаваемого архимедовой силой тяги в дымоходе; если утепления дымохода в виде избы не будет, печные газы будут остывать в канале и тяги не будет. Печь без избы растопить, скорее всего, растопить будет практически невозможно, ее и так растопить непросто. Тем более если каналы в печи сделаны с ошибками - стенки не обмазаны внутри глиной (и особенно если были обмазаны, но глина обвалилась), каналы слишком длинные/извилистые. По утверждению авторов вышедшего, кажется, в Рязани наставления по кладке печей, купленного дедом, неправильно ложится треть печей - и это в век грамотности и печатных наставлений (видимо, вывод основан на опыте работы авторов именно в центральной полосе России).
Я не говорю уже о том, что землянку во в целом промерзшей земле вырыть очень непросто, для этого все равно нужны готовые пиломатериалы, да и отапливать ее как-то надо (не печью же уцелевшей) - дрова наверняка были возле сгоревшей избы (чтобы через сугробы далеко не идти) и тоже сгорели. Надо в дикий мороз пойти в лес, нарубить и напилить дрова, как-то их принести - и все это на ветру, до захода солнца, пока печь не погасла... Ога, справятся и выживут. Заночевавшие в поле солдаты в те времена вымерзали целыми ротами, а у мирняка все получится.

Физическую часть я понял за секунду, логистику тоже, десяток минут думал над кладкой - а потом который месяц думаю, почему я это все понимаю, а вот этот россиянин - нет. Мне ведь это понимание уже не нужно.

Я обязан одному человеку за поребриком, помочь ему не могу и думал хоть со своего дивана сделаю так, чтобы его дети жили в более лучшей стране. Желание свое я не выдержал: глядя, как Сраная закатывает в руины один город за другим, просто чтобы местный упырек себя хорошо чувствовал - в один прекрасный день я пожелал Сраной и всем ее обитателям трайдентов россыпью.

Недавно один украинский филиал кремлевского тв показывал, как в Подмосковье от несильных для той местности холодов понемногу, но мучительно посыпалась инфраструктура, дома отключали массивами и районами, и "вот сейчас-сейчас отремонтируем, надо потерпеть, товарищи". Я смотрел, и никакого сочувствия (но и злорадства) не ощущал: разве не из этих домов мне говорили, что власть кесаря Тиверия - лучшая на этой земле? Разве не эти люди рассказывали, как холодоморами и виселицами будут переформатировать Украину? Теперь холодоморы пришли к самим полпотовцам - зачем я им со своими советами? У них свое счастье.

Так же и к людям, вроде тоже бывшим против войны, "но ...". Сегодня среда, в твоей семье продукты закончатся в воскресенье, кто и когда сможет заплатить за работу - неизвестно, спросить во всей стране не у кого, и денег ни у кого нет, а антивоенные запоребрики говорят, что у Билецкого странного цвета визитки и Ярош не по феншую ходит - это понимание, это сочувствие? Я понимаю, что этих людей мучают какие-то свои вопросы; я не знаю, как правильно с точки зрения морали поступать в таких случаях, но и к таким людям у меня сочувствия нет.

Были, конечно, те, кто понимали и сочувствовали без "но" - но они были страшно далеки от своего народа, нередко в прямом географическом смысле, не говоря уже о рассудке. Может, есть еще какие-то, но вроде я их не встречал.
И глядя на них всех, я смотрю и понимаю: мои мысли, мое мнение для всех этих категорий, составляющих 99,5% - неприемлемые. И сделать лучше, даже чуть-чуть лучше, на миллиметр ближе к этому со своего дивана я не могу, да им это и не надо. Когда началась война, я немножко рассказывал, как у нас тут устроено и что происходит - просто чтобы в киселевское дерьмо не свалилось как можно большее число моих читателей. Лишь проценты из текстов почуяли, что происходит что-то не то. (Да и сейчас они все больше кремлевские новости (в том числе и украинского вещания) читают, как наиболее привычный для переваривания продукт.) Если людям и Россия не интересна, зачем им рассказывать про Украину?

Я смотрю на статистику посетителей, и меня очень беспокоят посетители из Владивостока, Красноярска и особенно Твери; я бы рад поверить, что это просто агрегаторы работают - но нет, живые люди, и ищут чего-то, что у меня нет, я давно все или почти все сказал. Мне писать особо не о чем.

Profile

void_am: кот Шредингера (Default)
void_am

September 2017

S M T W T F S
     12
345 6789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios